morning (the_morning_spb) wrote,
morning
the_morning_spb

Цыганские колхозы. 1920-е - 1930-е гг.

► РУСАКОВ Николай Афанасьевич (1888-1941) «Тамара – лучшая колхозница цыганского колхоза». 1937 г.
Челябинский государственный музей изобразительных искусств.
► ПЕТРОВ-ВОДКИН Кузьма Сергеевич (1878-1939) «Цыганки». 1926-1927 гг.
Холст, масло. 52 x 63 см.
Государственный Русский музей, Санкт-Петербург.
► ПЛАТОНОВ Харитон Платонович (1842-1907) «Цыганки, просящие милостыню».
Холст, масло.
Винницкий областной художественный музей, Украина.




Цыгане в России не такие уж недавние жители или гости: их первые таборы прикочевали на теперешнюю Украину в середине XVII, а в теперешнюю Россию – в начале XVIII столетия и были встречены дружелюбно. Благодаря предоставленному новым подданным равноправию многие из них выбились в купцы или стали обрабатывать землю. Заслуженным успехом пользовалось в крупных городах цыганское хоровое пение, поэтому возник слой артистов, кормившихся выступлениями в ресторанах. Согласно статистике, в начале XX века пятая часть цыган проживала в городах.

Со времён исхода из Индии цыгане сохраняют кастовую ментальность и делят весь мир на две бесхитростные части – «рома» (то есть себя) и «гадже» (всех остальных). За два столетия цыгане, в том числе и кочевые, переняли не только русские обычаи и элементы фольклора. Они стали россиянами по духу и даже начали называть себя «русска рома».

► МАКОВСКИЙ Константин Егорович (1839-1915) «Цыганский табор у костра».
Дерево, масло. 19 x 26 см.
Частное собрание.




► РИСС Франц Николаевич (1804-1886) «Цыганский табор в лесу». 1842 г.
Холст, масло. 43 x 57 см.
Государственная Третьяковская галерея, Москва.
► ШЕВЧЕНКО Тарас Григорьевич (1814-1861) «Цыганка-гадалка». 1841 г.
Бумага, акварель. 26 x 20 см.
Национальный музей Тараса Шевченко, Киев, Украина.




► СОЛНЦЕВ Фёдор Григорьевич (1801-1892) «Цыганская пляска». 1830 г.
Хромолитографии.




Ярко выраженных антицыганских настроений в стране никогда не было. Капелькой лихой крови в жилах порою гордились, например, Василий Иванович ЧАПАЕВ в романе Дмитрия ФУРМАНОВА с упоением рассказывает:

«– Знаете, кто я? – спросил меня сегодня Чапаев, как сидели в санях, и глаза у него заблестели наивно и таинственно. – Я родился от дочери казанского губернатора и артиста-цыгана... Знаю, что поверить трудно, а было... все было, как есть.. Он, цыган-то, увлек её, мать, да беременную и бросил.
...Все ли у него так рассказано, как было, откуда мне знать? Прихвастнуть любил – этот грех за ним водился, – может, и тут что приплёл для красного словца... Только и приплёл ежели, так пустяк какой».

► ЛЮБИМОВ Александр Михайлович (1879-1955) «Портрет В.И. Чапаева». 1951 г.
Центральный военно-исторический музей артиллерии, инженерных войск и войск связи, Санкт-Петербург.
► ВАСИЛЬЕВ Пётр Васильевич (1899-1975) «Чапаев в бою». 1934 г.




►Диапозитив чёрно-белый в деревянной рамке «Дети бродячих цыган (в Севастополе)». 1900-1910 гг.
Дерево, стекло. Диапозитив: 7,5 х 8 см; рамка: 10,5 х 16 см.
Политехнический музей, Москва.
► Негатив в конверте. «Две цыганки». 1900-е гг.
Государственный художественно-архитектурный дворцово-парковый музей-заповедник «Царское Село».




Октябрьский переворот застал это национальное меньшинство врасплох. Первой волной пострадавших от советской власти следует признать зажиточных – цыганское купечество, землевладельцев и домовладельцев. Они лишились своей собственности, исчезли и принадлежавшие цыганам постоялые дворы. В силу своей ментальности, ставящей жизнь превыше любого имущества, даже осёдлые цыгане бросали в эти годы нажитую поколениями недвижимость и уходили кочевать.

С закрытием ресторанов и ликвидацией «господствующих классов» потеряли клиентуру и источник своего существования городские цыгане-музыканты.

► Диск программный № 4701 И.М. Зеленков «Разлука. Цыганский романс» к автомату музыкальному механическому «Fortuna». 1904-1910 гг. Германия, г. Лейпциг.
Штамповка, фабричное производство, сталь листовая. Диаметр 410 мм, толщина 0,4 мм.
Политехнический музей, Москва.
► Ноты Если ты меня не любишь/ Муз. и сл. Д.А. Ш...а. – Санкт-Петербург: Д. Федоров, ценз. 1888. – 3 с.
Всероссийское музейное объединение музыкальной культуры имени М.И. Глинки, Москва.




Разруха и общее падение уровня жизни поставили на грань голодной смерти и кочевые таборы – ведь простое население не могло платить им прежнюю цену за гадание или изделия кустарей. Торговая среда была окончательно добита во время коллективизации законом, запрещающим держать лошадь в частном хозяйстве. Это постановление, призванное загнать мужиков в колхозы, ударило и по цыганам-барышникам, поскольку по всей стране закрылись конные ряды.

► ДМИТРИЕВ Максим Петрович «Типы цыган». Открытка. 1900-е гг. Нижний Новгород.
Мультимедийный комплекс актуальных искусств, Москва.




► Фотография. «Цыгане в Абрамцеве». 1880-е гг.
Государственный историко-художественный и литературный музей-заповедник «Абрамцево».




Несмотря на полную аполитичность цыган, их жизненные установки шли вразрез с программными целями большевизма. В первые послереволюционные годы коммунисты рассматривали кочевой народ как своего естественного союзника, замечая, прежде всего, его бедность и таборный «коллективизм». Но со временем выяснилось, что цыгане органически не воспринимают идею классовой ненависти, а в наличии богатых слоёв населения видят только благо, поскольку зажиточные всегда были их клиентурой. К тому же цыгане считали торговлю не менее почтенным занятием, чем производительный труд.

Ещё одной причиной отторжения стала полная невосприимчивость цыган к антирелигиозной пропаганде. Даже члены партии и комсомола продолжали отмечать церковные праздники, держали в «красном углу» иконы, венчались и крестили детей. Эта неожиданная стойкость религиозных убеждений, проявленная целым народом, не могла не раздражать агитаторов, выпустивших на цыганском языке множество изданий под общим лейтмотивом: «Религия – опиум для народа».

► АЛЬТМАН Александр (1885-1950) «Цыганка-цветочница». I треть ХХ в.
Холст, масло. 49,5 х 69,5 см.
Частное собрание.
► ЖЕЖЕР Анатолий Михайлович (р. 1937) «Цыганский табор в степи».




Репрессии против кочевых цыган, которые были развёрнуты в начале тридцатых, шли всё предвоенное десятилетие. Хрестоматийным стал эпизод из «Архипелага» СОЛЖЕНИЦЫНА с арестом в Ташкенте случайно прикочевавшего табора. Находчивые чекисты, которым не хватало жертв до «контрольной цифры», объявили кочевников контрреволюционерами и выполнили план.

Артисты тоже не могли чувствовать себя в безопасности. Ромэновская танцовщица Ольга КОНОНОВА, например, была репрессирована как жена «врага народа». Её мужем был знаменитый футболист Андрей СТАРОСТИН, объявленный после матча в Германии немецким шпионом.

«Большой террор» стоил цыганскому народу немало жизней. Одни цыгане продолжали кочевать и гибли, попадая в облавы. Другие нанимались на заводы и шли в колхозы, а там получали статьи за вредительство или контрреволюционную агитацию. Когда нарком ЕЖОВ решил «почистить лагеря» путём массовых расстрелов, на места были спущены конкретные цифры. Именно тогда тройки НКВД начали включать в роковые списки всех цыган подряд: и «контрреволюционеров», и «недовольных лагерным режимом». Даже такие безобидные статьи, как конокрадство, особо оговаривались в знаменитом приказе 00447 как основание для высшей меры.

Перепись 1926 года выявила в СССР только 61 000 цыган. Экспертные оценки позволяют удвоить эту цифру. Следовательно, несколько тысяч казнённых и погибших в заключении являлись для этого национального меньшинства крайне тяжёлыми потерями.

О том, какой ужас навели на кочевой народ аресты и депортации, можно судить по рассекреченным недавно итогам переписи 1937 года. Если десятилетием ранее более 60 000 цыган открыто продекларировали свою национальную принадлежность, то после первой волны репрессий официальная цифра «усохла» до 2 211 человек. Конечно же, разница объясняется не поголовным истреблением. Даже после того, как на сталинский террор наложился гитлеровский, перепись 1959 года выявит в СССР 132 000 цыган. Зеркало статистики отразило трагический слом в предвоенном сознании народа, для которого земли российского государства два столетия были по-матерински приветливы, а потом неожиданно наполнились капканами и «волчьими ямами».

Единственным позитивным моментом можно назвать то, что цыгане официально не попали в число репрессированных народов. Им не пришлось пройти через поголовную депортацию, как это случилось, например, с турками-месхетинцами (хотя цыгане Крыма были отправлены в ссылку заодно с крымскими татарами, поскольку числились татарами по паспортам).

Говоря о советских репрессиях, направленных против цыган, следует особо подчеркнуть, что, при всей своей жестокости, они принципиально отличались от хладнокровного и систематического нацистского геноцида. Невозможно установить истинное число погибших цыган в годы войны – архивы по этому поводу молчат. Из официальной справки о жертвах Смоленской области: «Учитывая сообщения региональных комиссий, областная комиссия считает, что общее количество жертв злодеяний немецко-фашистских захватчиков на территории Смоленской области должно быть принято 546 тысяч, из которых мирных жителей – 151 319 человек, угнано в рабство – 154 630 человек, погибло военнопленных – 230 137 человек». А далее следует приписка: «Особые массовые изуверства совершали фашистские изверги над еврейским и цыганским населением. Евреи и цыгане были истреблены поголовно и повсеместно».

Если для немецких фашистов уничтожение еврейского и цыганского народов было программной целью, то в СССР цыгане страдали, будучи вовлечены в водовороты репрессивных кампаний общесоюзного и межэтнического характера. Коммунисты не преследовали цыган как таковых – они исповедовали классовый подход и уничтожали определенные социальные категории, невзирая на национальность.

Но особенно тяжёлый удар нанесла по цыганской общине паспортизация. 27 декабря 1932 года, когда ввели внутригосударственный паспорт, началась крупнейшая спецоперация внутренних органов. Горожане получали прописку, позволяющую получать продуктовые карточки. Города при этом были разделены на категории «открытых» и «закрытых». Ко второй категории принадлежали, в частности, Москва, Ленинград, Киев, Одесса, Минск и Харьков, которые было решено очистить от всех неблагонадёжных. В их число входили и цыгане.

У русских цыган есть несколько песен о таком, казалось бы, прозаическом предмете, как отсутствие паспорта. Это трагичные по интонации фольклорные произведения! В песне «Ай, сыр яда форо о баро», рассказывается о том, как цыган пробирался по городу к малым детишкам и был остановлен на полдороге «начальником». Ждёт его теперь дальняя дорога, а, возможно, и гибель...

► МАКЛЕЦОВ А. Фотография. «Учительница цыганка П.Н. Педанова занимается с кружком колхозников по изучению "Положения о выборах в Верховный Совет РСФСР"». Дата съёмки апрель 1938 г. Сталинградская область.
► Фотография. «Занятия в школе для цыган на Таганке». 1927 г.
► ДЕБАБОВ. Фотография. «Группа членов Московского цыганского клуба на демонстрации в честь 14 годовщины Октября». Дата съёмки 7 ноября 1931 г.
Государственный центральный музей современной истории России, Москва.






В 1920-1930-е гг. прилагались значительные усилия по переводу цыган на оседлость. Исчерпывающих материалов об этом процессе не существует.

Политика государства создавала такие условия, при которых дальнейшее кочевание не представлялось возможным. Можно говорить о целенаправленном вытеснении, выдавливании кочевого образа жизни из реалий страны, «построившей социализм». В качестве альтернативы оседанию для цыган была перспектива голодной смерти.
1 октября 1926 г. было принято постановление ВЦИК и СНК СССР «О мерах содействия переходу кочующих цыган к трудовому оседлому образу жизни». Первый цыганский колхоз возник в 1927 г. на территории Алма-Атинского района Казахстана, региона, где был накоплен определённый опыт по переходу кочевников на оседлый образ жизни. В колхоз вошло 27 кочующих цыганских хозяйств.

Жизнь цыган того времени состояла в ежедневных попытках добыть средства к существованию как традиционными, так и нетрадиционными занятиями. Люди нанимались на земляные работы, шли на заводы, прокладывали туннели метро. Например, цыгане активно работали на строительстве Уралмашзавода (возчиками и, параллельно, занимались барышничеством лошадьми). Однако в массовом порядке обеспечить занятость цыган в промышленности не представлялось возможным, поэтому приоритетным считалось аграрное переселение, в форме создания цыганских колхозов.

Непросто было, например, включить в состав существующего колхоза одного человека (вспоминается фильм «Цыган») или даже семью, и совсем другое – выделить земельный участок, достаточный для создания нового цыганского колхоза. Государство шло на уступки цыганам, создавая колхозы по национальному признаку, т. к. цыгане хотели работать уже сложившимися коллективами (таборами), которые формировались на основе родственных, патриархальных связей.

Государство обещало кочевникам бесплатные земельные участки и ссуды на обзаведение инвентарём, скотом. Землеустройство требовало затрат на проведение почвенных обследований, мелиоративных и гидротехнических работ, осуществление обмеров и разграничения территории с уже существующими хозяйствами. Более затратной являлась задача создания (порой – с «нуля») объектов инфраструктуры начиная с дорог и колодцев и заканчивая школами и больницами. Дома, зернохранилища, скотные дворы, сараи, кузницы, бани, школы, больницы, колодцы, избы-читальни, детские сады, дороги… Предполагалось, что государство поможет специалистами, а также организует систему управления новым колхозом.

Особый интерес у цыган вызывала денежная ссуда, размеры которой колебались в пределах от 500 до 1 000 рублей. При создании цыганских колхозов на Урале, как правило, выдавалась ссуда в 300 рублей на всю семью со сроком погашения 6 лет. Известны случаи мошенничества, когда табор кочевал из одного региона в другой и всякий раз инициировал создание колхоза, получая при этом материальную помощь.

Большинство мероприятий, направленных на перевод цыган на оседлый образ жизни, не было доведено до конца. Содержание постановлений носило самый общий характер. Складывается впечатление, что документы появлялись на свет по необходимости, как некий ритуал.

Переселение не сопровождалось переходом от одного вида производственной деятельности к другой. Например, от пастбищного скотоводства к стойловому либо к земледелию. Происходил переход к совершенно новому для цыган виду деятельности – земледелию, кустарно-ремесленному или фабричному производству, строительству. При этом взрослым, порой пожилым людям приходилось осваивать совершенно неизвестные ранее специальности.

Для многих вступление в колхоз давало шанс уйти от нищеты. Практика перевода цыган на оседлость показала, что наибольшую активность при вступлении в колхоз проявляла безлошадная беднота, не имеющая никаких трудовых навыков.

Отчёты и докладные записки пестрят примерами «неколхозного поведения» колхозников-цыган. Отмечалось следующее: «Норма выработки в колхозе, ввиду отсутствия трудовых навыков, крайне низка, но и эта норма не выполняется. Этому в значительной степени способствует наличие уравниловки в колхозе: хлеб колхозникам выдаётся поровну, вне зависимости от количества выработанных трудодней. Трудовая дисциплина в колхозе крайне слаба. На работу собираются очень поздно, бросают её, когда захотят, многие не выходят на работу». Эта характеристика колхоза «Цыганская заря» Сталинградского района является типичной. У цыган отсутствовали навыки аграрной, управленческой, учётной, в том числе финансовой деятельности, и, как следствие, большинство хозяйств демонстрировало неэффективность работы.

В земледельческих экспериментах советской власти выразилась определенная преемственность с усилиями царских чиновников. Подобные эксперименты проводил ещё НИКОЛАЙ I. Его последователи добились определённых успехов в Молдавии, на Украине и в России. Существенно, что крепкие цыганские колхозы удавалось создать именно в тех местах, где цыгане крестьянствовали ещё до революции (например, под Смоленском – 25 цыганских колхозов, из них шесть передовых).

К 1938 г. в СССР существовало 52 цыганских колхоза. Это был период наивысшего успеха колхозного строительства, но число колхозников не могло превышать 2-5 % общего числа цыган.

► Фотография. «Первая цыганка колхоза "Нова-Дром" ("Новая жизнь"), севшая за руль трактора». Дата съёмки 1936 г. Азово-Черноморский край, Ново-Величковский район.
► Фотография. «Жатва в колхозе "Труд цыган"». Дата съёмки июль 1931 г. Новые Воды, Рязанская область (?).
Государственный центральный музей современной истории России.




Высокая «смертность» цыганских колхозов были общей тенденцией. Так, в материалах, посвящённым колхозам на территории Челябинской области, отмечалось: «В Челябинской области имеется один цыганский колхоз «Новая жизнь» в Кунашанском районе, организован в 1936 г. Организовывались и в предыдущие годы цыганские колхозы, но они существовали не более одного года и снова уезжали кочевать».

Одна из причин неудач государственных мероприятий кроется в том, что у чиновников и непосредственных исполнителей отсутствовала информация о количестве цыган, их месторасположении, о ситуации в том или ином таборе, об общих принципах его устройства. Кроме того, цыгане всегда были неоднородны по правовому статусу, видам деятельности и языку. Латышские, польские и австрийские цыгане по своей речи близки к русским цыганам, понимают одни других и занимаются, в основном, тем же – барышничеством лошадьми. Румынские, сербские, болгарские и греческие цыгане имеют совершенно иное наречие, с русскими цыганами объясняться почти не могут и занимаются ремёслами: они лудильщики, кузнецы и слесари. Всё это делало процесс перевода на оседлость практически невозможным.

Идеологические и экономические методы государства не приносили желаемых результатов – поэтому процесс оседания цыган затянулся на долгие годы. Цыгане часто шли на создание колхозов, они писали заявления в земельные органы, обращались в райисполкомы. Цыгане преследовали прагматически цели (хотя могли и аргументировать своё стремление в идеологическом ключе), например, когда создание колхоза сулило им некоторые выгоды: обеспечение продовольствием, выделение денежных ссуд, предоставление инвентаря и скота и т. п. Как только баланс интересов нарушался, столь непрочное образование, каковым являлся цыганский колхоз, распадалось. Причины могли быть самые разнообразные. Например, невыполнение государством своих обязательств или административное вмешательство властей во внутреннюю жизнь колхоза; могла сказаться напряжённость в отношениях с местных населением либо деятельность правоохранительных органов. Не стоит исключать и роль сезонного фактора, т. к. весной трудно было удержать цыган в колхозе, а зимой потребность в помощи со стороны государства возрастала.

► ТИТОВ Е. Фотография. Выступление цыган на празднике села Грушёвского.
Александровский историко-краеведческий музей, Ставропольский край.




► ЕРШОВ Виктор Гаврилович. Фотография. 1970 г.
Мультимедийный комплекс актуальных искусств, Москва.




20 октября 1956 г. было принято постановление Совета министров РСФСР № 685 «О приобщении к труду цыган, занимающихся бродяжничеством». Возможно, исходя из опыта 1930-х гг. было принято решение селить цыган в городах, предоставив им жильё в специально созданных, так называемых «цыганских» поселках. Эти ареалы существуют в крупных городах (в частности, в Екатеринбурге) и по сей день. После этого Указа деление на кочевых и оседлых цыган в СССР исчезло: практически каждая семья имела дом и регистрацию. Экспансия товаров промышленного производства обесценила труд большинства цыган-кустарей (а ведь именно сбыт ремесленных изделий веками являлся одной из причин и пружин кочевья). Механизация сельского труда и ограничения по использованию лошадей в личном хозяйстве, подорвали цыганскую конную торговлю. Всё больше и больше цыган работало в области культуры, промышленности и сельского хозяйства. Кроме того, совместное участие в борьбе против фашизма психологически сблизило цыган с людьми других национальностей.

► АНИСФЕЛЬД Борис Израилевич (Бер Срулевич) (1878-1973) «Цыганка».
Холст, масло.
Тюменский музей изобразительных искусств.
► ВЕРЕЩАГИН Василий Васильевич (1842-1904) «Люлли (цыган)». 1867-1868 гг.
Холст, масло. 29 x 20 см.
Государственная Третьяковская галерея, Москва.
► ВРУБЕЛЬ Михаил Александрович (1856-1910) «Гадалка». 1895 г.
Холст, масло. 135 x 86 см.
Государственная Третьяковская галерея, Москва.
► МАКОВСКИЙ Константин Егорович (1839-1915) «Цыганка танцует».
Холст, масло. 80 x 53 см.
Частное собрание.
Государственная Третьяковская галерея, Москва.




► СЕМИРАДСКИЙ Генрих Ипполитович (1843-1902) «Цыганка». 1877 г.
Холст, масло. 62 x 50 см.
Национальная галерея искусств им. Бориса Возницкого, Львов, Украина.
► ФЕШИН Николай Иванович (1881-1955) «Гадалка». 1934-1955 гг.




Tags: 1880-е, 1900-е, 1920-е, 1930-е, 1970-е, XX век, АЛЬТМАН Александр, Батальный жанр, ВАСИЛЬЕВ Пётр Васильевич, Волгоград/Сталинград/Царицын, Государственная Третьяковская галерея, Дети, Ежов Н.И., ЖЕЖЕР Анатолий Михайлович, Жанровая живопись/скульптура/фото, Живопись 1830-х, Живопись 1840-х, Живопись 1860-х, Живопись 1870-х, Живопись 1890-х, Живопись 1920-х, Живопись 1930-х, Живопись 1950-х, Живопись вт. пол. XIX в., Живопись кон. XIX в., Живопись п.п. XIX в., Живопись п.п. XX в., Живопись сер. XX в., Индия, История костюма/причёски, Карты игральные, Крестьянство, ЛЮБИМОВ Александр Михайлович, Лошади, МАКОВСКИЙ Константин Егорович, Москва/область, Николай I Павлович, ПЕТРОВ-ВОДКИН Кузьма Сергеевич, ПЛАТОНОВ Харитон Платонович, Пейзаж городской/сельский/морской/фото, Портрет, РИСС Франц Николаевич, РУСАКОВ Николай Афанасьевич, Революции 1917/юбилеи, Репрессии в СССР, Россия 1917-1922 годов, Русский национальный платок, СОЛНЦЕВ Фёдор Григорьевич, Собаки, Солженицын А.И., ТМИИ, Театр (музыка/сценическое искусство), Учебные заведения/педагогика, Фотография XIX-нач.XX века, Фурманов Д.А., Цыгане, Чапаев В.И., Шевченко Т.Г., Эпоха СССР
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments