morning (the_morning_spb) wrote,
morning
the_morning_spb

«Молодая гвардия» бородатого комсомольца Безыменского-Бездомного

СОЛОМИН Николай Константинович (1916-1999) «Смелей вперёд и твёрже шаг».



Выражение «молодая гвардия» стало популярным в период наполеоновских войн, когда НАПОЛЕОН разделил свою гвардию на две части – «молодую гвардию» и «старую гвардию», состоявшую из опытных солдат.

У Дениса ДАВЫДОВА в «Гусарской исповеди»: «Достигнув дороги, он увидал глубокие неприятельские колонны, следовавшие одна за другою к Боровскому; он заметил самого Наполеона, окружённого своими маршалами и гвардией. Неутомимый и бесстрашный Сеславин, выхватив из колонны старой гвардии унтер-офицера, связал его, перекинул чрез седло и быстро направился к корпусу Дохтурова». «Но сколь провидение чудесно в определениях своих! Между ними находился барабанщик молодой гвардии, именем Викентий Бод (Vincent Bode), пятнадцатилетний юноша, оторванный от объятий родительских и, как ранний цвет, перевезённый за три тысячи верст под русское лезвие на русские морозы!»

У Льва ТОЛСТОГО в «Войне и мире»: «Адъютант поскакал к дивизии Клапареда. И чрез несколько минут молодая гвардия, стоявшая позади кургана, тронулась с своего места. Наполеон молча смотрел по этому направлению». «Один из генералов, подъехавших к Наполеону, позволил себе предложить ему ввести в дело старую гвардию. Ней и Бертье, стоявшие подле Наполеона, переглянулись между собой и презрительно улыбнулись на бессмысленное предложение этого генерала». «Наполеон же, проливая слёзы перед старой гвардией, отрёкся от престола и поехал в изгнание».

В советское время «старой гвардией» называли старшее поколение большевиков, «молодой», соответственно, – комсомол, который шёл на смену ветеранам. Выражение стало популярным благодаря поэту Александру Ильичу БЕЗЫМЕНСКОМУ (1898-1973). Его стихотворение «Молодая гвардия» (1922) стало текстом к песне – своеобразному гимну советских комсомольцев:

Вперёд, заре навстречу,
Товарищи в борьбе!
Штыками и картечью
Проложим путь себе.

Смелей вперёд, и твёрже шаг,
И выше юношеский стяг!
Мы – молодая гвардия
Рабочих и крестьян.

Ведь сами испытали
Мы подневольный труд,
Мы юности не знали
В тенетах рабских пут.

На душах цепь носили мы –
Наследье непроглядной тьмы.
Мы – молодая гвардия
Рабочих и крестьян.
И, обливаясь потом,
У горнов став своих,
Творили мы работой
Богатство для других.

Но этот труд в конце концов
Из нас же выковал борцов,
Нас – молодую гвардию
Рабочих и крестьян.

Мы поднимаем знамя!
Товарищи, сюда!
Идите строить с нами
Республику Труда!

Чтоб труд владыкой мира стал
И всех в одну семью спаял, –
В бой, молодая гвардия
Рабочих и крестьян!
Мелодия (обработка композитора Л.В. ШУЛЬГИНА) принадлежит старинной тирольской (Южная Германия) песне. Безыменский – не первый, кто написал новый текст на эту мелодию. Например, в 1907 г. учитель из Бремена Арнульф АЙЛЬДЕРМАНН (Генрих Эйльдерман) использовал её для песни «Заре навстречу», посвящённой рабочей молодежи Германии. Она стала широко известной, в том числе и в России.

Dem Morgenrot entgegen,
ihr Kampfgenossen all!
Bald siegt ihr allerwegen,
bald weicht der Feinde Wall.
Mit Macht heran und haltet Schritt!
Arbeiterjugend, will sie mit?
Wir sind die junge Garde
des Proletariats!
Wir haben selbst erfahren
der Arbeit Frongewalt
in duestren Kinderjahren
und wurden frueh schon alt.
Sie hat an unserm Fuss geklirrt,
die Kette, die nun schwerer wird.
Wach auf, du junge Garde
des Proletariats!
Die Arbeit kann uns lehren,
sie lehrte uns die Kraft,
den Reichtum zu vermehren,
der unsre Armut schafft.
Nun wird die Kraft von uns erkannt,
die starke Waffe unsrer Hand!
Schlag zu, du junge Garde
des Proletariats!
Wir reichen euch die Haende,
Genossen, all zum Bund.
Des Kampfes sei kein Ende,
eh nicht im weiten Rund
der Arbeit freies Volk gesiegt
und jeder Feind am Boden liegt.
Vorwaerts, du junge Garde
des Proletariats!

Когда в 1922 г. ЦК комсомола поручил Безыменскому написать песню о комсомоле, он просто перевёл песню «немецких молодых пролетариев». В тексте только одно разночтение: если для Айльдерманна в 1907 году вся борьба ещё впереди, то Безыменский в 1922 году уже вовсю призывает строить Республику Труда.

Образное определение комсомола быстро и прочно вошло в партийный лексикон: «Заканчивая своё приветствие, я должен выразить надежду, что Коммунистический союз молодежи, являясь молодой гвардией рабочего класса, будет помогать партии в разрешении исторических задач по строительству нового человеческого общества и подготовит достойную смену старым бойцам на социалистическом фронте» (К.Е. ВОРОШИЛОВ, Статьи и речи, М. 1937, с. 344-345).

После Великой Отечественной войны выражение «молодая гвардия» вновь стало широко известным: так называлась подпольная комсомольская организация, которая боролась с немецкими оккупантами Донбасса в г. Краснодоне Луганской области (Украинская ССР). Подвиг «молодогвардейцев» описан в романе «Молодая гвардия» А.А. ФАДЕЕВА.

Ровно через 40 лет, в 1962 году, Безыменский написал другую версию стихотворения «Молодая гвардия»:

Вперёд, заре навстречу,
Шагал наш комсомол.
В жестокой грозной сече
Он славный путь прошёл.

За власть Советскую свою
Геройски бились мы в бою,
Мы, молодая гвардия
Рабочих и крестьян.

В работе и в походах
Он вырос и расцвёл,
Слуга и сын народа –
Товарищ комсомол.

Идём мы первыми всегда
В рядах ударников труда,
Мы, молодая гвардия
Рабочих и крестьян.
Пусть клятвой будет людям
Наш комсомольский клич:
Мы жить на свете будем,
Как нам велел Ильич.

Советская Отчизна
Весь мир ведёт вперёд,
И солнце Коммунизма
Над Родиной встаёт.

Счастливым сделать шар земной
Клянёмся партии родной
Мы, молодая гвардия
Рабочих и крестьян.
1962

Другим знаменитым переводом Безыменского, кроме «Молодой гвардии», стал текст французской песенки «Всё хорошо, прекрасная маркиза».

По оценке литературного критика Вольфганга КАЗАКА (1927-2003), Безыменский «писал тенденциозные стихи на злобу дня, всегда отвечавшие партийной линии и наполненные радостным оптимизмом. В результате это – не более чем рифмованная журналистика».

Исследователи творчества М.А. БУЛГАКОВА называют комсомольского поэта прототипом Ивана БЕЗДОМНОГО. С Булгаковым у поэта были натянутые отношения, как и с ПАСТЕРНАКОМ, ЕСЕНИНЫМ, а также с МАЯКОВСКИМ, который про него писал весьма нелицеприятно: «…Надо, чтоб поэт и в жизни был мастак. Мы крепки, как спирт в полтавском штофе. Ну а что вот Безыменский?! Так… ничего... морковный кофе».

Безыменский выступал с резкими нападками на «Дни Турбиных», а его пьеса «Выстрел» (1929) пародировала это булгаковское произведение. «Выстрел» был высмеян в эпиграмме Владимира Маяковского, написанной в декабре 1929 г. или январе 1930 г., где о Безыменском было сказано достаточно резко: «Уберите от меня этого бородатого комсомольца!..» Ссора Безыменского и Маяковского спародирована в ссоре Ивана Бездомного с поэтом Александром Рюхиным (его прототипом послужил Маяковский).

А вот ШОСТАКОВИЧ сотрудничеством с популярным автором, тираж книг которого к 1930 году достиг миллиона экземпляров, не гнушался и написал на стихи Безыменского Вторую симфонию «Посвящение Октябрю».

Ещё несколько произведений Александра Ильича Безыменского:

«Партбилет № 224332»
Весь мир грабастают рабочие ручищи,
Всю землю щупают, - в руках чего-то нет...
- Скажи мне, Партия, скажи мне, что ты ищешь? –
И скорбный голос мне ответил: - Партбилет...
Один лишь маленький... А сердце задрожало.
Такой беды большой ещё никто не знал!
Вчера, вчера лишь я в руках его держала,
Но смерть ударила – и партбилет упал...
Эй, пролетарии! Во все стучите двери!
Неужли нет его и смерть уж так права?
Один лишь маленький, один билет потерян,
А в боевых рядах – зияющий провал...
Я слушал Партию и боль её почуял.
Но сталью мускулов наполнилась рука:
- Ты слышишь, Партия? Тебе, тебе кричу я!
Тебя приветствует рабочий от станка.
Я в Партию иду. Я – сын Страны Советов.
Ты слышишь, Партия? Даю тебе обет:
Пройдут лишь месяцы – сто тысяч партбилетов
Заменят ленинский утраченный билет.
24 января 1924

«О шапке»
Только тот наших дней не мельче,
Только тот на нашем пути,
Кто умеет за каждой мелочью
Революцию мировую найти.
Кто о женщине. Кто о тряпке.
Кто о песнях прошедших дней.
Кто о чём.
А я – о шапке
Котиковой,
Моей.
Почему в ней такой я гордый?
Не глаза ведь под ней, а лучи!
Потому, что её по ордеру получил.
...................................
В девятнадцатом в Киев на отдых
Я, усталый, приехать смог,
И, покою два дня лишь отдав,
На третий – в окопы лёг.
Мы, голодные, жизнь творили!
Но знали: есть голод-волк.
В этот день мы без пуль покорили
Восставший девятый полк...
Да, о шапке...
И вот оттуда –
Я в Москву на военный сбор,
И в Цека получил, как чудо,
Ордер
«На головной убор».
Ордер этот в охапку.
В распределитель путь.
Получил я там – летом! –
Шапку
Котиковую,
Не какую-нибудь...
...............................
И теперь вот, сейчас, сегодня
Мимо салом заплывших витрин
Я шагаю, знаменем подняв
Шапку военных годин.
И теперь, что-нибудь покупая,
Выбирая ли, роясь в вещах,
Я об ордере прежнем мечтаю
И новых, идущих днях.
И, прочтя бюллетень о банкноте
Или весть о борьбе биржевой,
Я гляжу на восторженный котик
С думой грозовой:
Пусть катается кто-то на форде,
Проживает в десятках квартир…
Будет день:
Мы предъявим
Ордер
Не на шапку –
На мир.
1923

«Двое и смерть»
Отшумела буря огневая.
Тишина прозрачна и легка.
Ранним утром вышла смерть седая
На полянку мирного леска.
Смерть устала. Смерти надоело
День и ночь размахивать косой.
На бугор костлявая присела
И умылась свежею росой.
Пели птицы. Копошились мухи.
Полз паук по шёлковой сети...
Захотелось яростной старухе
Хоть на время душу отвести.
Рядом – танков смертные останки,
Ружья, трупы, касок серебро...
Хорошо бы здесь вот, на полянке,
Сотворить кому-нибудь добро!
Слышит смерть: у дальнего пригорка
Два солдата стонут за кустом.
Чёрный крест у них на гимнастёрках
И железный череп над крестом.
Как смешно!.. Для смерти выпал случай,
Обречённых на смерть возлюбя,
Их спасти от смерти неминучей, -
Это значит: от самой себя.
Напугавши смехом хрипловатым
Певчих птиц, рванувшихся в простор,
Смерть подсела к раненым солдатам,
Завязала тихий разговор.
- Что ты хочешь? – так она спросила,
Наклонившись к чёрному плечу,
И солдат ответил через силу:
- Помоги, старуха! Жить хочу!
Как бревно, товарищ мой давнишний
Распростёрся на спине моей.
Ты меня избавь от ноши лишней.
Поскорей товарища убей!
Жить хочу... Селение большое
Нам сегодня отдали во власть.
Я хочу сейчас же после боя
В магазины вовремя попасть.
Я могу в домах и в магазинах
Насладиться радостью войны.
Мне нужны пятнадцать шкур звериных,
Шёлк и обувь... платья для жены...
Жить хочу, чтоб выполнить скорее
Тот приказ, что мне сегодня дан:
Поручили нашей батарее
Расстрелять бунтующих крестьян.
Я мечтаю видеть их мученья,
Бабьи слёзы, жалкий детский рёв,
Чтобы вновь изведать наслажденье
Господина, бьющего рабов.
Жить хочу, чтоб властвовать над всеми,
Попирая земли и тела!
Жить хочу, чтоб ты в любое время
Убивать без устали могла...
Ты молчишь? О горе! Я немею!
Пощади! Помилуй! Не убей!
Что я значу с силою моею
Пред тобой, владычица людей?
Каждый день встаёт виденьем страшным.
Я над миром властвовать стремлюсь,
Но живу твоим рабом всегдашним,
Потому что... я тебя боюсь...
Неподвижно старая сидела,
Отвернув безглазое лицо.
На траве распластанное тело
Только тронешь – станет мертвецом.
Ну-ка, смерть! Раба уничтожая,
Насладись могуществом своим!
Почему повисла, как чужая,
Та рука, что властвует над ним?
На земле, снарядами изрытой,
На пригорке, тонущем в крови,
В этот миг семьёю деловитой,
Строя дом, сновали муравьи.
Над ветвями леса молодого
Нёсся ветра ласковый напев...
Не сказала старая ни слова,
Словно смерть, от гнева побледнев.
Но, привстав, заметила седая
Двух бойцов у дальнего пруда,
И на каждом метка золотая:
Серп и молот, красная звезда.
Поднялась костлявая старуха,
Подошла – и сразу напрямки:
- Что ты хочешь? – вымолвила глухо,
Не скрывая злобы и тоски.
- Что ты хочешь? – так она спросила
У того, кто мог ещё ползти.
И боец ответил через силу:
- Я хочу... товарища спасти.
Я хочу опять изведать счастье
Быть врагом жестокости твоей.
Сделай так: вернусь я к нашей части,
Сдам его – тогда меня убей... –
Удивилась старая немало:
«Видно, этот вовсе не из тех...»
- Хочешь жить? – бойцу она сказала.
И боец ответил: - Больше всех!
Я люблю и солнышко и небо,
Я люблю и землю и цветы,
Я люблю весёлый запах хлеба,
Вкус плодов и радость красоты.
Я хочу помочь моей Отчизне
Разгромить проклятого врага.
Я хочу побольше сделать в жизни,
Потому-то жизнь мне дорога.
Я мечтаю жить одним порывом
С той страной, где сердцем молодым
Только тот зовёт себя счастливым,
Кто приносит счастье всем другим.
Я хочу раздать богатство счастья
Тем, чья жизнь сурова и горька.
Много счастья есть у нас во власти!
Хватит всем на долгие века!
Жить хочу для дерзкого полёта,
Жить хочу, чтоб мир освободить,
Жить хочу, чтоб смерть лишить работы,
Чтоб тебя, костлявая, убить!
Над грядущим нашим ты не властна.
Мы бессмертны – в этом я клянусь!
Оттого, что жить хочу я страстно,
Я тебя нисколько не боюсь...
Не сказала старая ни слова,
Долго-долго стоя перед ним,
Пред бойцом, вперёд поползшим снова
С дорогим товарищем своим.
Было стыдно смерти всемогущей
Ощутить бессилие своё,
Но боец, едва-едва ползущий,
Стал сейчас владыкой для неё.
На кустах, снарядами примятых,
Золотился солнца луч косой...
................................
Смерть ушла, фашистскому солдату
Отрубивши голову косой.
1941

«Солдаты»
Огромной колонной
за взводом взвод
По улице
полк на манёвры идёт.
Красиво шагает
армейская рать.
Чеканный порядок.
Чудесная стать.
Сверкают на солнце
винтовок штыки,
Движенья едины,
шаги широки –
И любо любому
бросить свой взгляд
На лица и поступь
советских солдат.
...Плывёт потихоньку
над мирной Москвой
Обыденный
будничный день трудовой.
Привычное дело!
Знакомый маршрут!
Спешит на работу
трудящийся люд.
Шинелей и френчей
не носит никто.
Все в штатской одежде,
в ботинках, в пальто...
И вдруг
крутогрудый седой генерал
Оркестру молчавшему
подал сигнал –
И вмиг поднялась
дирижёра рука,
И грянули марш
музыканты полка,
И сразу открылось,
что разницы нет
Меж тем, кто в пальто
иль в шинель был одет.
Привычным движеньем
меняя шаги,
Шагнула вся улица
с левой ноги –
И были, куда ни посмотришь, видны
Солдаты, солдаты Советской страны...
1957

По материалам:
Серов В. Энциклопедический словарь крылатых слов и выражений. – М: «Локид-Пресс», 2003.
http://www.sovmusic.ru/text.php?fname=zare3
http://www.klassika.ru/read.html?proza/davydov/gusar.txt&page=0
http://www.bulgakov.ru/i/bezdomny/

https://www.litmir.net/br/?b=270728
Tags: 1920-е, XX век, Булгаков М.А., Ворошилов К.Е., Вторая мировая/Великая Отечественная, Гражданская война, Давыдов Д.В., Железная дорога/вокзалы, Ленин В.И./лениниана, Литература/цитаты, Маяковский В.В., Наполеон I/Наполеоновские войны, Россия 1917-1922 годов, СОЛОМИН Николай Константинович, Театр (музыка/сценическое искусство), Толстой Л.Н., Фадеев А.А., Шостакович Д.Д.
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments