Елена (the_morning_spb) wrote,
Елена
the_morning_spb

Н.Е. Врангель о «крепостном режиме»

Из книги Николая Егоровича ВРАНГЕЛЯ (1847-1923) «Воспоминания (от крепостного права до большевиков)»

«О крепостном праве люди, не знавшие его, судят совершенно превратно, делая выводы не по совокупности, а из крайних явлений, дошедших до них, и именно оттого дошедших, что они были необыденны. Злоупотребления, тиранства – все это, конечно, было, но совсем не в такой мере, как это принято представлять сегодня. Даже и тогда, во времена насилия и подавления самых элементарных человеческих прав, быть тираном считалось дурным, и за злоупотребления закон наказывал. И если не всегда наказывал, то, по крайней мере, злоупотребления запрещал. Жизнь крепостных отнюдь не была сладкой, но и не была ужасной в той мере, как об этом принято писать сегодня. Ужасной она не являлась, впрочем, только потому, что в те тёмные времена народ своего положения не осознавал, воспринимая его как ниспосланную свыше судьбу, как некое неизбежное, а потому чуть ли не естественное состояние. Крепостной режим был ужасен не столько по своим эпизодическим явлениям, как по самому своему существу.

Я не оговорился, употребляя выражение «крепостной режим» вместо принятого «крепостное право». Последнее имеет в виду зависимость крестьян от своих владельцев. Но не только крестьяне были крепостными в то время – и вся Россия была в крепости. Дети у своих родителей, жёны у своих мужей, мужья у своего начальства, слабые у сильных, а сильные у ещё более сильных, чем они. Все, почти без исключения, перед кем-нибудь тряслись, от кого-нибудь зависели, хотя сами над кем-нибудь властвовали. Разница между крепостными крестьянами и барами была лишь в том, что одни жили в роскоши и неге, а другие – в загоне и бедноте. Но и те и другие были рабами, хотя многие этого не сознавали. Я помню, как на одном званом обеде генерал, корпусный командир, бывший в первый раз в этом доме, приказал одному из гостей, независимому богатому помещику, которого он до этого никогда в глаза не видел, выйти из-за стола. Какое-то мнение, высказанное этим господином, генералу не понравилось. И этот независимый человек немедленно покорно подчинился.

Крепостной режим развратил русское общество – и крестьянина, и помещика, – научив их преклоняться лишь перед грубой силой, презирать право и законность. Режим этот держался на страхе и грубом насилии. Оплеухи и затрещины были обыденным явлением и на улицах, и в домах... Розгами драли на конюшнях, в учебных заведениях, в казармах – везде. Кнутом и плетьми били на торговых площадях, «через зелёную улицу», т.е. «шпицрутенами», палками «гоняли» на плацах и манежах. И ударов давалось до двенадцати тысяч. Палка стала при Николае Павловиче главным орудием русской культуры.

Я родился и вращался в кругу знатных, в кругу вершителей судеб народа, близко знал и крепостных. Я вскормлен грудью крепостной мамки, вырос на руках крепостной няни, заменившей мне умершую мать, с детства был окружён крепостной дворней, знаю и крепостной быт крестьян. Я видел и радости, и слёзы, и угнетателей, и угнетаемых. И на всех, быть может и незаметно для них самих, крепостной режим наложил свою печать, извратил их душу. Довольных между ними было много, неискалеченных – ни одного. Крепостной режим отравил и моё детство, чугунной плитой лёг на мою душу. И даже теперь, более чем полстолетия спустя, я без ужаса о нём вспомнить не могу, не могу не проклинать его и не испытывать к нему ненависти».

► НЕВРЕВ Николай Васильевич (1830-1904) «Торг. Сцена из крепостного быта (Из недавнего прошлого)». 1866 г.
Холст, масло. 48 x 61 см.
Государственная Третьяковская галерея, Москва.



Жизнь ярчайшего передвижника Николая Васильевича НЕВРЕВА была невероятно трагичной, и не может не вызывать сочувствия. Глядя на его острые обличительные работы ощущение это только усиливается.

Прекрасный живописец, мастер исторического жанра, в конце 60-х переживает вдруг творческий и моральный перелом. Наделённый тонкой душой и обострённым чувством справедливости, Неврев принимается за сатирическое облечения современного ему общества. Картина «Торг. Сцена из крепостного быта. Из недавнего прошлого» – выдающееся произведение, написанное именно в жанре картинной драмы, едкой сатиры, демонстрирующей отвращение автора к «диким» нравам крепостных помещиков. За эту работу Неврев был удостоен премии Общества любителей художеств.

На картине мы видим двух помещиков, чей внешний вид, несмотря на добротное убранство, вызывает стойкое чувство неприязни. Напыщенные, высокомерные, облысевшие, они обсуждают сделку товаром которой выступает молодая крестьянская девушка.

Что более всего «трогает» зрителя – это чрезвычайное спокойствие помещиков, как будто дело идёт о каком-либо неодушевлённом предмете. Отведя в сторону взор, владелец девушки о чем-то размышляет, обрюзгший же покупатель уже хозяйственно положил руку на крепостную, уверенный, что дело сладится.

Далее взгляд скользит к лицу девушки. Сегодня сложно сказать, каким его задумывал автор, ведь когда эта картина попала в руки ТРЕТЬЯКОВА, именно в этом месте зияла дыра. Но отреставрированное лицо выражает протест и осознание бессилия, а крепко сжатые губы, непроницаемый взгляд в купе со сложенными на груди руками заставляют восхититься мужественностью девушки.

Толпа крепостных на заднем плане – это бесправная людская масса, которая только и может, что посочувствовать. Разве, что выделяется среди них староста, который пригнал девушку на торг. Подпоясанный кушаком, он стоит безмолвный, безучастный и бесстрастный – он исполнитель барской воли.

Более всего поражает в картине то, насколько много автор смог донести информации о главных действующих лицах! Об образованном хозяине красноречиво говорит убранство комнаты – картины, книг и даже портрет вольнодумца Мирабо, об уверенном в себе госте – его непринуждённая поза, небрежно наброшенная на стул одежда, о характере девушке – упрямый взгляд и протестующая поза. Мы можем прочувствовать каждого персонажа, возмутиться, посочувствовать, сопереживать, изумиться безнравственным порядкам сильных мира ушедшего.

Картина «Торг» — была великой удачей и великим поражением автора. Обнаруженная на старом чердаке и явившись миру, она принесла художнику известность, но затмила его остальное творчество, которое было невероятно самобытно и искусно. Впоследствии, он не был востребован и имел острую нужду, которая довела его до отчаяния и самоубийства.

Источник
Tags: Врангель Н.Е., ГТГ, Жанровая живопись/скульптура, Кошки, Крестьянство, НЕВРЕВ Николай Васильевич, Николай I Павлович, Часы
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments