Елена (the_morning_spb) wrote,
Елена
the_morning_spb

Михай Зичи. «Витязь в тигровой шкуре»

Оригинал взят у vakin в Михай Зичи, лучший иллюстратор «Витязя в тигровой шкуре»

Первое печатное иллюстрированное издание поэмы Шота Руставели «Витязь в тигровой шкуре» связано с именем знаменитого венгерского художника Михая Зичи.


Михай Зичи «Руставели передает свое творение царице Тамар»

Родился в Венгрии в 1827 году, там же окончил университет и венскую Академию художеств. В 1847 году Михая Зичи пригласили в Россию, чтобы он давал уроки рисования при императорском дворе. В результате связи с царским двором Зичи смог сыграть роль придворного художника при четырех последних русских императорах и получил звание «живописца Его Императорского Величества». Однако не только царскими заказами ограничивался круг интересов придворного художника.

По легенде, записанной венгерским ученым и переводчиком Белом Викар, представители грузинского литературного общества обратились к императору России Александру III с просьбой: «Ваше величество, у Вас есть известный художник, а у нас – известная поэма; позвольте нам свести их друг с другом. Пусть ваш великий художник останется среди нас несколько месяцев и проиллюстрирует сочинение нашего великого поэта для роскошного национального издания». Царь спросил у Зичи: «Хочешь ли? Я не возражаю». Художник заявил, что он с величайшей радостью исполнит желание грузинского народа.


Михай Зичи (1827 — 1906)

Михай Зичи прибыл в Тифлис в 1881 году. Прежде чем приступить к работе, художник путешествовал по Грузии, знакомился с природой, историческими памятниками, бытом и нравами грузинского народа, изучал ее культуру. Для подбора необходимых прототипов он устраивал в театрах Тбилиси и Кутаиси живые картины по отдельным эпизодам поэмы «Витязь в тигровой шкуре». Вот как это происходило. Михай Зичи заранее выбирал нужные отрывки из поэмы, находил подходящих для оживления эпизода людей, одевал их в соответствующую одежду, выводил на сцену и «собирал» необходимую картину. А за сценой какой-нибудь актер читал из поэмы текст, соответствующий живой картине. «Во время чтения Руставели в заполненном зрителями зале восхищению не было предела, – вспоминал Михай Зичи. – «Витязь в тигровой шкуре» является для грузин своеобразной библией». Зритель был доволен зрелищем, а сам Михай Зичи с присущей ему быстротой и наблюдательностью делал зарисовки.


Михай Зичи «Автандил с коня вниз прянул под деревьями в лесу, На одно из них взобрался, привязав коня внизу»

Михай Зичи поставил десять живых картин, в которых сумел раскрыть ключевые эпизоды поэмы. Позже художник поставил и одиннадцатую живую картину, сценарий которой написал собственноручно: царица Тамар восседает на троне, и ей, преклоняя колено, подает книгу «Витязь в тигровой шкуре» автор поэмы Шота Руставели. «Настолько прекрасны были эти картины, – сообщала газета «Дроэба», – что врага или друга, грузина, русского, немца, татарина – всех привели в восторг».


Обернулись, держит витязь Автандила длань рукою

Вот что пишет сам художник о своих первых впечатлениях, полученных от постановки живых картин «Витязя в тигровой шкуре», в письме, посланном в это время из Тбилиси старшему брату Анталу Зичи.

«Княгиня Баратова, имеющая, несмотря на свой преклонный возраст, приметную красоту, попросила меня о постановке с благотворительной целью живых картин из древнейшего грузинского уникального произведения «Витязь в тигровой шкуре». В постановке живых картин главным образом участвовали князья и княгини, в общем, вся аристократия. С их непосредственной помощью я поставил в театре живые картины, можно сказать, без репетиции. Где-то в полдень полпервого мы начали репетицию. Действующие лица остались в театре, там же они и обедали, а в восемь часов вечера начали представление. В полночь все закончилось, но во мне дрожала каждая жилка…


Вышла мне Асмат на встречу за завесою подъятой, Я увидел Дареджану, грудь пронзило мне копье

В последней картине участвовало 105 человек, а в остальных на 30-40 человек больше! Театр был переполнен зрителями, их восторгу не было предела. Между отдельными картинами, я и сам не помню, сколько раз меня приглашали на сцену. На собственном опыте убедился, как приятно, когда зритель аплодисментами просит тебя еще раз выйти на сцену… После последней картины меня вызывали на сцену бессчетное количество раз. Звук аплодисментов не прекращался, взяли меня за руку, со сцены не отпускали, у меня закружилась голова. Оказывается, человек привыкает и к такому неловкому положению. Убегая от князей, пробрался к княгиням, но и здесь меня нашли и опять вывели к зрителям, которые восторженно рукоплескали и наполняли зал оглушительными возгласами. По очереди перецеловал руки всем стоящим рядом прекрасным княгиням; я бы расцеловал всех без исключения, если б не потратил времени на поклоны.


Во дворец привел, под стражей, плененного царя хатавов

Толпа народа ждала меня и у входа в театр. Они бы, наверное, подхватили и понесли бы меня домой на руках, если б я не воспользовался известным методом воров и сам не начал кричать, как другие, «Браво Зичи"… Княгиня Баратова, которая была инициатором постановки этих живых картин, подарила мне драгоценный стальной кинжал с надписью и с серебряной рукояткой – лезгинское изделие. Если кто-нибудь им [грузинам] окажет услугу, они всегда готовы отблагодарить за это чем могут. Притом, они это делают с невероятно нежным дружеским чувством. В общем, замечательный народ [грузины]… В Кутаиси тоже ждут от меня постановку живых картин «Витязя в тигровой шкуре». Ведь и там замечательные люди, особенно красивы живущие там женщины…»


Справа возле Тариэла лев лежал и меч чеканный, Слева – рухнувший на землю тигр виднелся бездыханный

Михай Зичи пробыл в Грузии почти полтора года. Он увез с собой в Петербург много набросков для доработки. Михай Зичи, чтобы постичь дух поэмы, попросил перевести на французский язык те места из произведения, которые он должен был проиллюстрировать. Эту работу по предложению Ильи Чавчавадзе выполнил за короткое время грузинский литератор Иона Меунаргия.

В 1885 году Михай Зичи прислал в Тифлис эскизы иллюстраций, снабдив их письмом: «Я посылаю вам не 12, а 34 эскиза для выбора. Отметьте, что надо отметить, пронумеруйте и срочно вышлите обратно, чтобы я смог быстро закончить эту работу… Буду очень рад, если сумею оправдать ваши надежды… Я, со своей стороны, издам не только 34 рисунка, но, может, добавлю и другие и отпечатаю для Западной Европы маленький фотографический альбом. Этим имя и слава грузинского поэта Руставели распространятся более широко. В заключение прошу отнестись к моим рисункам так, как грузины относятся к невинной женщине – нежно и бережно».


Вдруг над самою охотой взмыл орел и, полный сил, Он, прицелившись из лука, птицу в воздухе скосил

Когда эскизы были одобрены (для включения в книгу были выбраны 27 иллюстраций), Михай Зичи взял на себя и инициативу их печатания. Выезжая за границу, он забрал с собою рисунки, чтобы поручить изготовление по ним клише в Вене в художественной мастерской «Ангерер и Гешль». Под наблюдением Михая Зичи печатались иллюстрации – цветные в Лейпциге, а остальные в Петербурге. В окончательном виде художник отправил иллюстрации в Тифлис в 1887 году.

Вторично посетив Тифлис, Михай Зичи преподнес издателям поэмы альбом оригиналов иллюстраций «Витязя в тигровой шкуре» с такой надписью: «В знак моей симпатии и сердечной преданности грузинскому народу. Зичи. С. Петербург 10 марта 1889».


Поднялись они на башню и увидели: луна, Устремившаяся к солнцу, от дракона спасена

Помимо иллюстраций к поэме, Михай Зичи, ознакомившись со сказаниями, памятниками древнегрузинских мастеров художественной чеканки серебра и золота XII века, выполнил три мифологические картины из жизни грузинской просветительницы Нино. Картины эти хранятся в Государственном музее искусств Грузии. Кисти художника принадлежат зарисовки храма Баграта, Гелатского монастыря, Хертвисской крепости, Горийской крепости. Находясь в Грузии, Михай Зичи рисовал также дружеские шаржи и карикатуры. Он изобразил, например, Иону Меунаргия, погруженного в перевод на французский язык поэмы Руставели. Одиннадцать из этих рисунков находятся в Зугдидском историко-этнографическом музее.

Нередко Михай Зичи содействовал организации в Петербурге традиционного грузинского бала, устраиваемого с благотворительной целью в пользу бедных студентов-грузин, которые учились в Северной Пальмире, ставил живые картины эпизодов из поэмы Руставели.


Звери, слыша Автандила, шли толпою из дубрав, Из реки на берег камни выходили, зарыдав

Благодаря Михаю Зичи поэма «Витязь в тигровой шкуре» была переведена на венгерский язык. Переводчик Бела Викар в предисловии к поэме сообщает, как появился и готовился венгерский перевод:

«Во время моего первого путешествия в Финляндию в 1889 году я встретил нашего известного художника Михая Зичи. Он жил в одной маленькой деревушке, где он принял меня, как своего соотечественника, с любовью и настоящим венгерским гостеприимством. Здесь Зичи показал мне в то время новые дорогие издания. Среди них был романтический эпос величайшего поэта XII века Руставели на совершенно незнакомом нам грузинском языке; рисунки были выполнены Зичи. Зичи познакомил меня с содержанием поэмы и рассказал, как он работал над иллюстрациями этого классического произведения, которое до этого не было иллюстрировано. «Переведи», – сказал мне Зичи.





Я в это время работал над переводом «Калевала». У меня и в мыслях не было, что когда-нибудь мне придется приступить к переводу Руставели, но я не забыл слова великого художника, восторженно произнесенные. Я начал изучение грузинского языка. Но, к сожалению, скоро убедился, что я не смог бы изучить этот, один из труднейших языков мира до такой степени, чтобы мне удалось передать самого великого мастера этого языка. Для преодоления этой трудности, я решил найти помощника с родины самого Руставели, и мне это удалось. Это был Георгий Циклаури – молодой поэт, владеющий несколькими языками, который мог выполнить возложенную на него задачу… Переводя стихами, я старался максимально точно передать содержание. Во время перевода я убедился, что Зичи был прав: «Всякая литература в Европе должна в самом деле считать «своей» «Витязя в тигровой шкуре».


Памятник Михаю Зичи (1827-1906) в Тбилиси

Только человек с большим сердцем, как Михай Зичи, мог столь бескорыстно служить иной для него культуре. И грузинский народ всегда с признательностью и любовью вспоминает венгерского художника, ставшего другом грузинского народа. В Тбилиси установлен памятник Михаю Зичи, созданный его соотечественником Шандором Кишем.

































Автор Бесик Пипия
Источники - sputnik-georgia.ru и www.liveinternet.ru



Tags: Александр III, Верблюды, Грузия, ЗИЧИ Михай, Иллюстрации книжные/к произведениям, Интерьер дворцовый, Кошки, Литература/цитаты, Лошади, Памятники, Руставели Ш., Собаки
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments