Елена (the_morning_spb) wrote,
Елена
the_morning_spb

Куприн «Купол св. Исаакия Далматского»

«Купол св. Исаакия Далматского» – первое крупное произведение А.И. КУПРИНА, написанное в эмиграции (1928). В центре повествования, которое можно охарактеризовать как мемуары, находятся события, предшествовавшие эмиграции писателя: Гражданская война, наступление армии Юденича на красный Петроград, военное положение в Гатчине, работа Куприна над военной белогвардейской газетой «Приневский край», поведение людей в чрезвычайных условиях, когда непонятно, кто свой и кто чужой, а русский воюет с русским, своим собратом.

Исаакиевский собор, в честь которого и названа повесть, упомянут автором только в предпоследней главе: один из солдат увидел искрящийся в лучах восходящего солнца купол собора.

Вот этот небольшой и, казалось бы, совсем незначительный для сюжета фрагмент:

«Утром я сидел по делу у бессонного капитана Лаврова. При мне пришёл в комендантскую молодой офицер 1-й роты Талабского полка, посланный в штаб с донесением. Он торопился обратно в полк и забежал всего на секундочку пожать руку старому командиру. Он был высокий, рыжеватый, полный, с круглым, потным, безволосым лицом. Глаза его сияли весёлым рыжим — нет, даже золотым — светом, и говорил он с таким радостным возбуждением, что на губах у него вскакивали и лопались пузыри.

— Понимаете, г. капитан, Средняя Рогатка... — говорил он, ещё задыхаясь от бега, — это на севере к Пулкову. Стрелок мне кричит: «Смотрите, смотрите, г. поручик: Кумпол, Кумпол!» Я смотрю за его пальцем... а солнце только-только стало восходить... Гляжу, батюшки мои, Господи! — действительно блестит купол Исаакия, он, милый, единственный на свете. Здания не видно, а купол так и светит, так и переливается, так и дрожит в воздухе.

— Не ошиблись ли, поручик? — спросил Лавров.

— О! Мне ошибиться, что вы! Я с третьего класса Пажеского знаю его, как родного. Он, он, красавец. Купол святого Исаакия Далматского! Господи, как хорошо!

Он перекрестился. Встал с дивана длинный Лавров.Сделал то же и я.

Весть эта обежала всю Гатчину, как электрический ток. Весь день я только и слышал о куполе св. Исаакия. Какое счастье даёт надежда. Её называют крылатой, и правда от неё расширяется сердце, и душа стремится ввысь, в синее, холодное, осеннее небо.

Свобода! Какое чудесное и влекущее слово! Ходить, ездить, спать, есть, говорить, думать, молиться, работать — все это завтра можно будет делать без идиотского контроля, без выклянченного, унижающего разрешения, без грубого вздорного запрета. И главное — неприкосновенность дома, жилья... Свобода!»


Сияющий золотом купол Исаакиевского собора в повести знаменует собой надежду на победу, на возвращение привычного уклада жизни. В последнем приведённом абзаце перечислено всё то, чего лишились люди, вынужденные эмигрировать из страны.

Надежды не оправдалась. После главы «Купол св. Исаакия Далматского» следует глава «Отступление»...

► Вид на Исаакиевский собор с Дворцовой площади. Фотография 1915-1921 гг.

Tags: 1910-е, 1920-е, Адмиралтейство (СПб), Гатчина, Глава (архитектура), Гражданская война, Зимний дворец, Исаакиевский собор, Исаакиевский собор в изобразительном иск, Исаакиевский собор в литературе, Исаакиевский собор на фотографиях, Куприн И.А., Литература/цитаты, Первая половина XX века, Россия 1917-1922 годов, Фотография XIX-нач.XX века
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments