Елена (the_morning_spb) wrote,
Елена
the_morning_spb

Языческая мода Древней Руси

Языческая, дохристианская Русь (до 988 г.) жила в представлениях о человеке как о частице общего мирового Тела, приписывая ему те же качества и возможности, что и всем остальным частям Космоса. По языческим представлениям, тело – это и есть человек, как, впрочем, и всё, что его окружает: реки, горы, леса, поля... И человек верил, что люди легко могут превращаться в камень, стог сена или в какое-то другое «тело». Поэтому самым главным в жизни считалась охрана своих телесных границ от вторжения чужой и враждебной телесности, и древние русичи особенно тщательно заботились о защите всех и всяческих «дыр» в своём теле, как, впрочем, и в своём доме, поселении, округе. Перед свадьбой невесте обязательно чернили зубы, чтобы белый цвет не привлекал нечистую силу. Чтобы не «светить волосами», женщины должны были носить сложный головной убор и уж во всяком случае, выходя из дома, покрывать голову платком.

В деле защиты себя и должна была помочь человеку его одежда. Охрана телесных границ от вторжения «нечисти» подспудно создавала своеобразную языческую моду, продиктованную прежде всего страхом. Если человек сознательно стремился нарушить границы чистого и нечистого мира, он выворачивал наизнанку свою одежду и головной убор или наряжался стариком (мертвецом), надевал маску (харю), как бы пересекая тем самым невидимую черту.



Что же носили древнерусские язычники? Как и все другие славянские народы, в языческий период русские считали рубаху (сорочицу) своей второй кожей, наделяя её важной защитной функцией. Кроили её из одного полотнища, делали как можно длиннее, у подола и под мышками расширяли с помощью особых вставок. Разрез спереди в центре или сбоку застегивали на две-три пуговки из бронзы, кости, дерева – кто что предпочитал по цене.

Длинные рукава женской сорочицы, достигавшие иногда ступней ног, собирали в гармошку с помощью бронзовых и стеклянных браслетов. На каждом рукаве иногда насчитывалось по 10–12 браслетов. Во время языческих праздников, например русалий, призванных оградить от болезней, насылаемых русалками – девушками-утопленницами, браслеты-обручи снимались и женщины плясали, опустив рукава до пола. Такие русальи пляски изображены, к примеру, на миниатюрах Радзивиловской летописи XV в. Археологи до сих пор находят женские стеклянные браслеты и их обломки в больших количествах.

Вышивка по вороту, рукавам и подолу рубахи воспринималась скорее как языческий оберег, чем как украшение. Вышивали не что попало, а осмысленные знаки-символы, предназначенные для защиты открытых участков тела: шеи, кистей рук, ног. Основным рисунком вышивки были солярные (солнечные) знаки, стилизованные изображения животных и птиц, некие заградительные геометрические рисунки и т.п. Вышивка наравне с другими оберегами, такими как медвежьи и волчьи клыки, носимые на шее, подвесные колокольчики, различные фигурки животных и птиц, бусины, лунницы и многое другое, должна была отпугивать нечистую силу.



Поверх рубахи женщины надевали два больших куска несшитой клетчатой шерстяной или полушерстяной ткани типа распахнутой юбки, получившей в XVI столетии название «понёва». У мужчин рубаха дополнялась штанами – «портами» или «гачами».

На рубаху надевались разные виды верхнего платья. Самым распространённым из них был плащ («вотола», «мятль», «корзно»), отличавшийся лишь качеством материала и застёжек на нём: знать предпочитала металлические застежки-фибулы, частенько выполненные в виде оберегов-лунниц, беднота скрепляла плащи на плече простыми шнурками-тесёмками.

Особое значение придавалось поясу, который охватывал рубаху на талии. Круг – идеальная защитная форма, лишённая разрывов, а значит, наиболее надежно охраняющая.

При строительстве городов и поселений выделенное пространство перво-наперво обводили круговой бороздой. Так делали не только древние славяне, но и древние греки, римляне и другие народы. И пояс, как телесный оберег, сковывал тело хозяина с самого рождения. Снятие пояса приравнивалось к обнажению, готовности вступить в контакт с нечистой силой. Древнерусская аристократия передавала золотые пояса из поколения в поколение как семейную реликвию. Пояс использовался в разных обрядах. На свадьбах им связывали жениха и невесту.



Значимыми были и другие аксессуары языческого костюма, в частности, височные кольца, которые прикреплялись к головному убору на специальных лентах. Разные племена восточных славян задолго до образования древнерусского государства отличались по видам височных колец.

Например, племена вятичей, населявшие территорию нынешней Москвы, имели очень сложные семилопастные височные кольца, а новгородские словене – ромбовидные. Женские височные кольца были едва ли не самым распространённым и ценным женским украшением (все обнаруженные клады, зарытые перед нашествием монголо-татар в XIII в., обязательно содержали височные кольца).

Помимо височных колец, женщины украшали себя бусами, серьгами, браслетами, мехом и др. Бусы, закрывавшие шею, так же как вышивка на вороте рубахи, должны были прежде всего защищать, поэтому они составлялись, как правило, из очень полезных в этом отношении предметов: металлических колокольчиков, отпугивающих нечистую силу своим звоном, фигурок домашних птиц (уточек) и животных для плодородия, малюсенькой ложечки из дерева или металла – символа достатка в доме, различных камешков и стекляшек, клыков убитых медведей и волков и других оберегов. После принятия христианства в состав таких бус стали включать и христианский крестик, помещая его в центр композиции.

Серьги из разных металлов вдевали в уши девочкам с малолетства, и это был знак их отличия от мальчиков, бегавших по двору в таких же рубахах. Позднее под монголо-татарским влиянием мужчины начали носить в левом ухе золотую серьгу, а иногда привешивали её на свою высокую шапку-горлатку.

Обувь язычников состояла из кожаных сапог, поршней (туфель) и лыковых лаптей. В археологических находках частенько попадаются кожаные сапожки, сшитые для годовалых малышей. Обычно кожаную обувь красили в чёрный цвет, но известно также, что знать носила яркие (жёлтые, красные, зелёные) сапоги, украшенные резным узором.

Модники дохристианской Руси, таким образом, следили не столько за модой как таковой, сколько за соблюдением своих и чужих телесных границ. Но при этом врожденное чувство прекрасного не могло не отразиться в их одежде, украшениях, обуви. Как показывают раскопки в Великом Новгороде, горожане не имели практически ни одной неукрашенной вещи: все предметы быта и костюма так или иначе орнаментировались – либо вышивкой, либо резьбой, либо тиснением, любо ювелирными изделиями и мехом. Красота предметного мира и одежды древнерусского человека поражает воображение, жаль только, что слишком малая часть этого пёстрого нарядного мира доступна нашему взгляду сегодня...

Автор: Людмила Черная, доктор исторических наук
Tags: Декоративно-прикладное искусство, Древняя и Удельная Русь, История костюма/причёски, Мифология/фольклор/народные традиции, Русский народный головной убор, Славянское язычество
Subscribe

Featured Posts from This Journal

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments