morning (the_morning_spb) wrote,
morning
the_morning_spb

Category:

Царь Иван Грозный и Василиса Мелентьева

► НЕВРЕВ Николай Васильевич (1830-1904) «Василиса Мелентьевна и Иван Грозный». 1880-е гг.
Холст, масло. 111 x 80 см.
Государственный историко-художественный и литературный музей-заповедник «Абрамцево», Московская обл.




ВАСИЛИСА МЕЛЕНТЬЕВА была шестой (в других источниках – седьмой) женой ИВАНА ГРОЗНОГО, взятой им для сожительства без брачного обряда. Заподозренная царём в пылких чувствах к оружничему князю ДЕВЯТЛОВУ, в 1577 году она была насильно пострижена в монахини.

Информация о ней крайне скудна, её существование историками подвергается сомнению. Не исключена вероятность, что её история является вставкой позднего фальсификатора. В отличие от других жён царя, сосланных в монастырь (АННА КОЛТОВСКАЯ, АННА ВАСИЛЬЧИКОВА), чьи биографии «после развода» прослеживаются хорошо, никаких упоминаний о конкретном месте пострига Василисы нет. Её могила также неизвестна. В списке вкладов царя в память замученных им людей или просто покойных родственников, её имени также нет (в отличие от всех его покойных жён). Это отсутствие информации подтверждает версию о фальсификации её фигуры, либо полную незначительность и эпизодичность Василисы в жизни царя.

Тем не менее, эта фигура часто появляется в произведениях искусства, посвящённых ИВАНУ ГРОЗНОМУ – в литературе и живописи.

► СЕДОВ Григорий Семёнович (1836-1884) «Царь Иван Грозный любуется на Василису Мелентьеву». 1875 г.
Холст, масло. 137 х 172 см.
Государственный Русский музей, Санкт-Петербург.

► Открытка. 1900-е гг.




Отношение к отечественной истории как к драматическим событиям, в том числе и в личной жизни царей и их окружения, – характерная особенность русского искусства той поры.

Работая над картиной, СЕДОВ, скорее всего, опирался на драму Александра ОСТРОВСКОГО «Василиса Мелентьева» (1867, первое исполнение в 1868 г., Малый театр в Москве). Согласно тексту, о чувствах Василисы к Девятлову царь узнал из её «сонного бреда». По-видимому, Седов изобразил царя, со сладострастием взирающего на спящую жену, в тот момент, когда с её уст слетело или готово слететь имя возлюбленного.

«...Постой! Я полюбуюсь
На красоту ее. Какая кротость!
Какой покойный, безмятежный сон!
Ужель меня лицо твоё обманет?
Ужель под этой тишиной таится
Змеиное лукавство? Ложь и грех
Привыкли мы по лицам загрубелым
Угадывать. Под этим белым телом,
Под кроткою и ясною улыбкой
Ужель душа черна? Не дай, о боже,
Чтоб грех тебя попутал предо мной!
Мне будет жаль своей рукой окончить
Такую жизнь цветущую! Не верю,
Не может быть! Твоя душа чиста,
Как ясный день, как камень самоцветный.
Так нежно, свято улыбаться могут
Лишь ангелы небесные да дети!
Уста твои, как маков цвет, раскрылись
И шевелятся, точно поцелуем
Дарить меня ты хочешь, прошептать
Мне ласку. Ну, шепчи скорее.
(Наклоняется к её лицу.)

Василиса (во сне)

Андрюша!
Голубчик мой! Прости меня, сгубила
Я молодость твою.

Царь, поражённый, прислушивается.

Хотелось мне
Царицей быть, но я не разлюбила
Тебя, дружок... А старого, седого,
Нет!.. Я любить не в силах... Ах, Андрюша!
Ах, милый мой! Люблю, люблю...»
Tags: XVI век, Государственный Русский музей, Живопись 1870-х, Живопись 1880-х, Живопись вт. пол. XIX в., Иван IV Васильевич Грозный, Интерьер дворцовый, Литература/цитаты, НЕВРЕВ Николай Васильевич, Островский Александр Николаевич, Почтовые марки/открытки, Русские хоромы и палаты, Русский народный головной убор, СЕДОВ Григорий Семёнович
Subscribe

Featured Posts from This Journal

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments