morning (the_morning_spb) wrote,
morning
the_morning_spb

Categories:

Михаил Савицкий «Цифры на сердце»

Михаил Андреевич САВИЦКИЙ (1922-2010) – народный художник Белорусской ССР (1972) и СССР (1978), академик Российской академии художеств (АХ СССР 1983, членкор 1973), Национальной Академии наук Беларуси (1995). Герой Беларуси (2006).

Юность художника совпала с годами Великой Отечественной войны. В ноябре 1941 года в составе десанта 345-й стрелковой дивизии он попал в Севастополь, где на протяжении всех 250 дней принимал участие в обороне города. Во время героической обороны Севастополя представлен к ордену Красного Знамени и медали «За отвагу».

В 1942 году, на пятые сутки после сдачи города, у Херсонесского маяка Савицкого взяли в плен. После содержания в симферопольской тюрьме и лагере в Николаеве он был этапирован сначала в Румынию, а потом в Германию. Ещё в Крыму он дважды пытался бежать, но оба раза неудачно.

В Германии Михаил Савицкий работал в рабочем лагере при вагонной фабрике в Дюссельдорфе. Он быстро освоил электросварку, да так, чтобы швы через некоторое время расползались. Вместе с товарищами они организовали диверсионную группу, руководил которой Георгий Иванович Корнилов – комиссар Керченского партизанского отряда имени Сталина, скрывавшегося в катакомбах.

После провала группы Михаил Савицкий и Георгий Корнилов пытались бежать во Францию, но были пойманы гестапо и приговорены к смерти. Однако казнь заменили на концентрационный лагерь Бухенвальд, где Михаила содержали в «нижнем», или «малом», лагере уничтожения. После Бухенвальда он попал на каменоломни концентрационного лагеря Миттельбау-Дора, где сооружались штольни для заводов ФАУ, а затем в концентрационный лагерь Дахау.

За организацию побега в начале апреля 1945 года и так истощенный белорусский пленный в числе двух десятков человек был приговорён к голоду в течение 21 суток. Потом его бросили в тифозный барак – оттуда он уже точно не должен был выйти живым. «Я сам, собственными глазами, видел свой скелет», – вспоминал много лет спустя Савицкий. Но для него и других остававшихся в живых произошло чудо. 29 апреля 1945-го концлагерь Дахау освободили союзные войска.

«Узник 32815», 1976 г. Холст, масло. 180 х 90 см.

Это единственный автопортрет САВИЦКОГО.
На фоне кованых ворот Бухенвальда, в верхнюю часть которых вмонтирована надпись «Каждому своё», изображён юноша в жалкой робе заключённого. По её полам пропечатаны буквы К, L – концентрационный лагерь. Маленький красный треугольник с буквой R означает – русский, политический. Под ним, как и на жетоне, подвешенном на бечёвке, – номер, под которым числился узник. Потеря жетона каралась смертью. Юноша стоит гордо выпрямившись. В его осуждающем взгляде дерзкая смелость непокорённого.

«Побег», 1974 г. Холст, масло. 250 х 120 см.

В лагерях смерти люди как могли отстаивали своё исконное право на свободу и жизнь. Постоянно из рабочих лагерей предпринимались побеги. В картине одни узники караб­каются вверх по доскам, перекинутым через провода под током, другие падают, рас­стрелянные с дозорных вышек. Шаткая, на глазах разрушающаяся пирамида тел... Так трагично оборачивалась иллюзия спасения. Побеги обычно провоцировались предате­лями и были поводом для истребления людей.

«Поющие лошади», 1979 г. Холст, масло. 220 х 175 см.

Так назывались команды по уборке трупов с территории лагеря. Повозку с телами везут впряжённые в неё узники, подгоняемые хлыстами эсэсовцев. Под страхом смерти заклю­чённых заставляли петь.

«SOS!», 1978 г. Холст, масло. 200 х 150 см.

Бухенвальд весной 1945 года. Подпольщики, коммунисты лагеря скопили оружие, смонтирова­ли в ведре рацию. Готовилось восстание. Группа узников собралась вокруг рации. Их лица, застывшие в напряжённом ожидании, озарены светом надежды, исступлённой жажды свободы. В эфир летит сигнал бедствия «SOS!».

«Летний театр», 1975 г. Холст, масло. 150 х 200 см.

Так на жаргоне эсэсовцев назывались ямы для сожжения трупов (печи крематориев не успевали справляться с этой задачей). Тела в ямы сгребались бульдозерами. На картине машина со зловещими фарами символизирует безупречно налаженный механизм уничтожения, каким был каждый лагерь смерти. Погибшие люди напоминают повержен­ные античные статуи, оставшиеся вечным воплощением красоты и гармонии. Право на жизнь фашистский режим даёт только палачам. Гротескно безобразен хохочущий эсэсо­вец. Надеется выжить любой ценой его угодливый помощник – узник из зондеркоманды.

«Летний театр» одна из самых скандальных картин Савицкого. На одежде узника – звезда Давида, что дало некоторым критикам право на обвинение художника в антисемитизме. Сюжет действительно можно трактовать неоднозначно. Савицкий объяснял так: «Это не помощник. Это тоже жертва. Зондеркоманды формировались из узников еврейской национальности… Узники из зондеркоманды обязательно потом уничтожались».

«Надсмотрщик», 1979 г. Холст, масло. 150 х 150 см.

Эсэсовцы формировали среди заключённых подкупленную «элиту» головорезов и сади­стов, которых назначали надсмотрщиками. Те подвергали узников особенно изощрённым экзекуциям, чаще всего со смертельным исходом. В картине изображён типичный эпизод на земляных работах – наказание за то, что больные, истощённые пленники не могли выполнять непосильный труд.

«Проклятье», 1979 г. Холст, масло. 150 х 150

Изображённая на картине сцена была каждодневным явлением лагерных будней. Многие узники не могли вынести нестерпимых мучений и унижений. Тогда находился наиболее простой выход – самоубийство. Со словами проклятья фашизму заключённые «шли на провод». Проводами под током огораживались лагеря.

«Мадонна Биркенау», 1978 г. Холст, масло. 180 х 120 см.

В отличие от других полотен серии, имеющих документальную основу, это построено на ассоциативно-образной символике. Над чернеющим силуэтом крематория женского лагеря Биркенау легко парит, возносится в небо Мадонна – символ всех погибших мате­рей. Она такая же торжествующе прекрасная, какой изображалась в живописи Возрожде­ния. Идеал любви, красоты и материнства для мракобесия недосягаем. Он неуязвим и бессмертен. И словно возрождая жизнь, пепел сожжённых пророс скромными полевыми цветами.

«Свобода», 1987 г. Холст, масло. 200 х 140 см.

В картине изображён тот волнующий, долгожданный момент, когда советский воин откры­вает ворота лагерного барака и узники, ещё не веря избавлению, тесной толпой устре­мились к образовавшемуся светлому проёму. Бритые головы, полосатая униформа заклю­чённых, выразительность подавшихся к выходу спин, – всё это полно ощущения страшной были, о которой рассказано в серии «Цифры на сердце». Но в смертельно удушающий мрак уже прорвался свет жизни и грядущей радости, принесённый солдатом-освободите­лем. Потрясённый увиденным, полный скорбного сострадания, он явился здесь как вестник добра, словно сотканный из солнечных лучей.

«Эти выжили», 1987 г. Холст, масло. 150 х 135 см.

Картина выполнена как необычный групповой портрет только что освобождённых узни­ков – мужчин, детей. Заострённые лица с запавшими огромными глазами – множество этих глаз полны неизжитого, застывшего страдания. Маленькие мученики затравлены. Они разучились не только доверять взрослым, но и верить в добро, испытывая пока лишь робкое недоумение перед удивительным человеком из какого-то забытого ими радостного и яркого мира. Образ советского солдата, написанный в солнечно-золотистых тонах, стал олицетворением победы в страшной войне, стоившей человечеству десятки миллионов жизней, олицетворением победы добра и света.

Картины хранятся в Белорусском Государственном музее истории Великой Отечественной войны (Минск).
Tags: 1940-е, XX век, Вторая мировая/Великая Отечественная, Германия, Дети, Живопись 1970-х, Живопись 1980-х, Живопись вт. пол. XX в., Портрет, САВИЦКИЙ Михаил Андреевич, Эпоха СССР
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments