morning (the_morning_spb) wrote,
morning
the_morning_spb

Categories:

Собаки при дворе Петра I

► БАСИН Пётр Васильевич (1793-1877) «Основание Петербурга в 1703 году». Эскиз неосуществлённой картины. Не ранее 1840 года.
Холст, масло. 21,5 x 16 см.
Государственный Русский музей, Санкт-Петербург.




Четвероногие друзья при дворе русских царей пользовались особой любовью, хотя до определенного времени к ним относились с неприязнью, считая нечистыми животными.

Известно как минимум о двух любимцах царя ПЕТРА – булленбейсере (предшественник современных боксеров) по кличке ТИРАН и собачке по кличке ЛИЗЕТТА. Тиран был среднего роста, с мощным костяком, короткой шеей, скуластой головой и широкой мордой. Эти собаки использовались для охоты на кабанов и других крупных животных. Царь с удовольствием демонстрировал его гостям.

Насчет породы Лизетты существуют разные мнения. Кто-то считает её левреткой, кто-то – крошечным гладкошёрстным терьером. Сохранился ошейник Лизетты, который можно увидеть в Зимнем дворце Петра в Санкт-Петербурге, где собачка, судя по всему, жила прямо в царских покоях. Вероятно, именно она была подарена государю Александром Даниловичем МЕНШИКОВЫМ, который, будучи в Полоцке, присмотрел её для императора. К собаке прилагалось письмо следующего содержания: «…Посылаю к милости Вашей щеночка, дивен собою, а паче челюсти, право зело глуп, но стрельбы не боится и бросается на того, кто стреляет».

Известна история о том, как Лизетта спасла от смертной казни вельможу, впавшего у государя в немилость. Придворные и ЕКАТЕРИНА умоляли Петра помиловать бедолагу, но царь был глух к их мольбам. Мемуарист Якоб ШТЕЛИН (1709-1785) так говорит об этом:

«Императрица и все придворные не почитали сего несчастного столь виновным, каковым он казался разгневанному императору, и потому старались спасти его и при первом случае просили государя, чтоб он его простил. Но Пётр Великий только более разгневан был сею просьбой и запретил, чтоб никто не осмеливался говорить о невинности осуждённого и просить ему помилования... Между тем императрица вздумала необыкновенный способ просить у государя помилования осуждённому, не преступая его запрещения. Она приказала написать от имени Лизеты короткую челобитную, в которой сия собака представляла бескорыстную свою верность, описывала некоторые обстоятельства, доказывая невиновность впавшего в немилость придворного... и просила государя рассмотреть сие дело и по сей, первой её просьбе освободить несчастного. Написав сию челобитную, положили её Лизете за ошейник, так что при первом взгляде можно было её увидеть. Как скоро император возвратился во дворец, Лизета подбежала к нему и ласкалась по обыкновению. Государь тотчас приметил у неё за ошейником бумагу, вынул оную и прочитавши засмеялся и сказал: «И ты, Лизета, с челобитными ко мне прибегаешь! Я исполню твою просьбу для того, что она от тебя ещё первая».

Чучела обеих собак вместе с чучелом боевого коня Петра хранятся в петербургском Зоологическом музее.
Tags: 1700-е, XVIII век, БАСИН Пётр Васильевич, Государственный Русский музей, Екатерина I Алексеевна, Живопись 1840-х, Живопись сер. XIX в., Карты/планы/чертежи, Меншиков Александр Данилович, Парусники, Петербург XVIII века в живописи, Петербург/Петроград/Ленинград/область, Пётр I Алексеевич, Русское царство, Собаки
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments