Елена (the_morning_spb) wrote,
Елена
the_morning_spb

Пейзажи Б. Щербакова: комплект из 16 открыток. – М.: Изобразительное искусство, 1972.

Большинство пейзажей, опубликованных в этом комплекте, написаны художником в 60-х годах, маслом по холсту или картону. Все пейзажи небольшие по размеру (примерно 60 х 70 см) и хранятся в Государственном музее А.С.Пушкина в Москве. Есть авторские повторения, выполненные в 80-х годах.



Борис Валентинович ЩЕРБАКОВ (1916-1995):

«Прадед Александра Сергеевича ПУШКИНА, ГАННИБАЛ Абрам Петрович, завещал земли на Псковщине, пожалованные императрицей ЕЛИЗАВЕТОЙ за воинские доблести, трём сынам своим – Исааку, Петру и Осипу.

Земли были обширные: с востока граница проходила у озера Белагуль, с небольшим необитаемым островком, широкой панорамой холмов, покрытых кое-где седыми валунами – эпический, богатырский пейзаж. Эти угодья достались Исааку. Петру назначены были земли по берегу озера Кучане, и село стало называться Петровским. Угодья, правда, не очень удобные, больше леса, да луга заливные. А дальше на запад шли земли Осипа – деда Пушкина по матери. Версты на четыре тянулись они до западной «границы владений дедовских» – вдоль правого берега Сороти и озера Кучане.

На самой границе, верстах всего в полуторах от соседнего Тригорского, когда-то стояли три сосны, «одна поодаль, две другие друг к дружке близко...». Сейчас здесь вновь посаженные молодые сосенки приветливо кивают путнику пушистыми вершинками. Сколько раз, почти ежевечерне, отправляясь к милым соседкам, Пушкин наблюдал эту панораму с тёмным силуэтом тригорского парка на одном из трёх холмов над заливными лугами, среди которых извилистой лентой вьется Сороть, поблескивая в лучах солнца.

Поэт писал в альбом П.А. ОСИПОВОЙ:

«Я буду мыслию всегдашней
Бродить Тригорского кругом,
В лугах, у речки, над холмом,
В саду под сенью лип домашней».

Мы узнаем в онегинских строфах быт и портреты обитательниц Тригорского – Осиповых. Нам могут показать и «скамью Онегина», а если углубимся дальше в усадебный парк, то встретимся и с другими героями поэзии Пушкина. Пускай погибла «ель-шатёр», но неподалеку мы увидим её младшую сестру, а на опушке, воспетый поэтом дуб-исполин. Идёте вы дальше, постепенно удаляясь от усадьбы и оглядываясь в последний раз на излучину Сороти, на силуэт парка, врезающийся зубцами деревьев в чистое, прозрачное небо и опять слышите голос Пушкина:

«Прости, Тригорское, где радость
Меня встречала столько раз!..»

Зная короткую, не легкую и трагически оборвавшуюся жизнь поэта, мы с особенной ясностью чувствуем, чем были для него эти поля, холмы, дружеская семья в Тригорском. Не случайно, в начале мая 1835 года скачет Пушкин из Петербурга в Михайловское, чтобы всего лишь два дня провести в деревне и сказать обитательницам Тригорского:

«Господи, как у вас тут хорошо! А там-то, там-то, в Петербурге, какая тоска зачастую душит меня!»

Святогорский монастырь. Купола и шпиль колокольни видны на многие версты окрест. Там, у алтарной стены Успенского собора скромный мраморный обелиск с лаконичной надписью: «Александр Сергеевич Пушкин». Поднимаясь по лестнице из нетесаного камня к собору, вы начинаете припоминать печальные, как последнее завещание, строки:

«И хоть бесчувственному телу
Равно повсюду истлевать,
Но ближе к милому пределу
Мне все б хотелось почивать».

По этим же неровным каменным ступеням когда-то поднимался в раздумье поэт и слагались сами собой строки, которым суждено было стать бессмертными.

А сегодня... Сегодня свет пушкинской поэзии приводит сюда сотни тысяч людей, и сглаживаются под их ногами грубые, нетёсаные камни этой лестницы, ведущей к вершине холма, на котором стоит белый обелиск, обозначивший место вечного успокоения человека, обладавшего великой, мятежной душой и чувством огромной любви к своей родине».

«У озера Белагуль».
«С востока обширные земли А.П. ГАННИБАЛА – прадеда А.С. Пушкина – граничили с озером Белагуль, на западе – с Тригорским».

«Луна над Белагулем».
«У северной части озера – остатки имения, когда-то принадлежавшего И.А. Ганнибалу – двоюродному деду поэта. В южной части озера – небольшой островок. Природа здесь сохранилась в полной неприкосновенности».

«Разлив на Сороти».
«Ранней весной небольшая, извилистая речка Сороть уподобляется могучей Волге с островами. Противоположный берег отходит на 2-3 километра».

«Вешние воды».
«Гонимы вешними лучами,
С окрестных гор уже снега
Сбежали мутными ручьями
На потопленные луга.
Улыбкой ясною природа
Сквозь сон встречает утро года...»

«Сороть голубая».
«На заднем плане – крутой берег озера Кучане, поросший лесом, простирающийся почти до Петровского. Вспоминаются строки из стихотворения Н. ЯЗЫКОВА:
В стране, где Сороть голуба,
Подруга зеркальных озёр...»

«Потопленные берега».
«Затопленный луг перед усадьбой в Михайловском. На заднем плане слева – "Савкина горка"».

«Зимнее утро».
«Околица деревни Савкино, находящейся на полпути между Михайловским и Тригорским. Пушкин мечтал приобрести эту деревеньку, но эта мечта не была осуществлена. Слева у горизонта виднеется Тригорское».

«Граница "владений дедовских"».
«По этой лощине проходит граница ганнибаловских земель. Направо земли ОСИПОВЫХ-ВУЛЬФ, прилегающие к Тригорскому. Здесь проходит дорога, где когда-то стояли воспетые поэтом три сосны, к которым он обращался в стихотворении "Вновь я посетил"».

«Вечерний час. Вдали – Тригорское».
«Часто Пушкин пешком или верхом отправлялся в Тригорское и в какой-то момент перед ним открывался этот вид на городище Воронич и холм, на котором стояла усадьба Осиповых».

«Прощай, Тригорское...»
«Тригорское в течение всей жизни было дорого поэту как уголок земли, где всегда он находил дружеский привет. К Тригорскому относятся строки:
От вас беру воспоминанье,
А сердце оставляю вам».

«Дом П.А. ОСИПОВОЙ в Тригорском».
«Во время почти каждодневных в 1824-1825 годах визитов Пушкина в Тригорское, Осиповы жили в этом, странной архитектуры, доме, куда вынуждены были переехать после того, как сгорел старый барский дом. До переезда в этом доме размещался полотняный завод».

«Дуб уединённый».
«На опушке Тригорского парка стоит могучий дуб. Стоит он одиноко, на небольшом возвышении. Подходя к этому великану, невольно проникаешься настроением поэта, начинаешь мыслить его образами:
Гляжу ль на дуб уединенный,
Я мыслю: патриарх лесов
Переживет мой век забвенный
Как пережил он век отцов».

«Тригорское».
«Прощаясь с Тригорским, Сороть делает крутой поворот. В центре на заднем плане – усадьба Осиповых, расположенная на одном из трёх холмов, левее – городище Воронич, – в древности один из форпостов вольного города Пскова, разрушенный в 15-м веке».

«Конец октября».
«Роняет лес багряный свой убор.
Среблит мороз увянувшее поле.
Проглянет день, как будто поневоле,
И скроется за край окружных гор.
На горизонте от центра влево – Тригорское. Так выглядит оно со старой дороги, идущей на Псков».

«Анастасьинские ворота».
«Через эти ворота гроб с телом А.С. Пушкина был внесён для захоронения у алтарной стены собора».

«Здесь Пушкин погребён».
«Успенский собор Святогорского монастыря XVI века. У алтарной стены – могила А.С. Пушкина».
Tags: Весна, ГМП, Живопись 1960-х, Живопись 1980-х, Живопись вт. пол. XX в., Загородные и городские усадьбы, Зима, Лето, Литература/цитаты, Осень, Пейзаж городской/сельский/морской/фото, Псков/область, Пушкин А.С./пушкиниана, Русская изба, Храмы/монастыри, ЩЕРБАКОВ Борис Валентинович
Subscribe

Featured Posts from This Journal

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments